+7 (381) 231-48-47 centerverba@mail.ru

Насилие над детьми

Статья «Меня отец бил и ничего, человеком вырос»

«Всякое насилие – это яд для души» К. Берне.

В центре детского творчества №2 г. Красноярска уже несколько лет существует школа «Дошколенок», куда приходят дети из внешне весьма благополучных семей, которые могут себе позволить не отдавать ребенка в детский сад. Дети готовятся к школе, учатся общаться, строить собственные отношения с миром.

Однако, как бы не старались педагоги и психологи, базовую картину мира, созданную родителями изменить невозможно. И тем страшнее и печальнее видеть такую весьма распространенную ситуацию.

Мальчик Саша, 6 лет, единственный ребенок в семье, последствия недолеченной родовой травмы – рассеянность. После занятий в «Дошколенке» мама пришла за ребенком, но Саша не мог вспомнить, где оставил портфель. Мама начала кричать на ребенка, упрекать его в вечной забывчивости и никчемности, отчего Саша начинал плакать, извиняться.

В конце концов, когда педагоги нашли портфель, мама схватила его и со всего размаха начала колотить им сына по голове, приговаривая «Будешь помнить в следующий раз!». И следующий раз повторился уже через два дня.

Когда психолог центра попытался поговорить с этой мамой, то в ответ услышал весьма распространенный ответ «Меня тоже в детстве били, и ничего, человеком выросла!». Да, человеком-то выросла, да только каким?

Известно, что насилие – оружие слабого. В основе семейного насилия лежит проблема власти и контроля. Задумайтесь, когда мы чаще всего применяем насилие? Когда непременно хотим, чтобы другой человек повел себя именно так, а не иначе, но адекватных способов убедить, договориться, у нас в данной ситуации нет и мы прибегаем к наиболее простому способу – насилию.

Многие родители как и мама Саши считают, что физическое насилие является неотъемлемой частью воспитания. И это большое заблуждение. Физические наказания только запугивают, озлобляют и унижают ребенка. Пользы от их использования намного меньше, чем вреда. Конечно, в любой семье, какой бы хороший контакт и взаимопонимание не были установлены с ребенком, иногда возникают ситуации, когда наказание необходимо. Но прежде чем выбрать вид наказания для ребенка, подумайте- насколько он соизмерим с проступком. Так в нашей истории с Сашей за забытый портфель он был сурово избит, и что самое важное – это не привело к желаемому результату.

Многими психологами доказано, что наказывать ребенка лучше, лишая его хорошего, чем делая ему плохое. Автор одной очень хорошей книги, которую мы всегда даем почитать родителям «Общаться с ребенком: КАК?» Ю.Б. Гиппенрейтер советует наказывать, двигаясь от «плюса» к «нулю», а не от «нуля» к «минусу», где под «нулем» подразумевается нормальный, нейтральный тон ваших взаимоотношений. В качестве «плюса» могут выступать любые традиционные удовольствия, праздники (мультики перед сном, поездка в зоопарк, торт по выходным и т.д.). И если ребенок совершил проступок, то он лишается традиционных радостей. Многие могут усомниться, будет ли это наказанием? Конечно, ведь самое главное, чтобы ребенок хорошо понимал, за что его наказали и что это справедливо, что родители не готовы делать ему приятное, если он их расстроил. В случае, когда за любую провинность ребенок получает только «минусовые» наказания, то он не будет считать это справедливым, а обида и недовольство с каждым разом будет накапливаться и, в конце концов, контакт с ребенком будет окончательно потерян.

Для Сашиной мамы стало открытием, когда ей показали рисунок сына, где она нарисована черно-красной краской, с огромным ртом и кулаками, а ребенок в самом углу листа присел на корточки. И комментарий ребенка под рисунком: «я люблю свою маму, но иногда я ее ненавижу и хочу убить…». Такого ли результата мы хотим добиться в отношениях с собственным ребенком?

Как получается, что родители, которые искренне считают, что хотят ребенку самого лучшего становятся его злейшим врагом?

Как происходит что наиболее наивные, ранимые, зависимые от взрослых члены общества становятся жертвами физического, сексуального, психологического насилия со стороны самых близких людей – своей семьи?

Прервать цепочку

По статистике, 2 миллиона детей в возрасте до 14 лет регулярно подвергаются избиению родителями, 50 тысяч таких детей убегают из дома, 25 тысяч из них исчезают навсегда. Открытое насилие, демонстрируемое в семье, накладывает тяжелый отпечаток на мировоззрение ребенка. Из-за психических травм, полученных в детстве, ребенок уже не сможет самостоятельно построить свою собственную полноценную семейную жизнь.

Дети, выросшие в обстановке домашнего насилия, с большой вероятностью будут практиковать это в своей семье. Насилие становится семейной традицией, своего рода наследственным заболеванием. И по наследству передается стереотип «Меня в детстве били, и ничего, человеком вырос!». Как же может прервать эту цепочку, кто может защитить ребенка от насилия взрослых?

  • В первую очередь, родители, которые в состоянии остановиться и понять, что насилие лишь отдаляет их от ребенка, а не улучшает взаимопонимание. Если задуматься, то можно увидеть, что у ребенка лет до 12 нет как у взрослого собственных проблем, толкающих его на «плохое поведение».

Все проблемы ребенка – это проблемы родителей: неоправданные ожидания, страхи, проблемы власти и контроля и др. И только если родители смогут найти в себе силы обратиться за помощью к психологу и помочь себе, то этим они помогут и ребенку.

  • Другие взрослые: соседи, родственники, учителя, просто знакомые могут встать за защиту ребенка. В России, где принята конвенция по правам ребенка, право ребенка на защиту от всех форм жестокого обращения гарантируется и защищается государством. Поэтому любой человек, ставший свидетелем насилия над ребенком может в любой форме обратиться в отдел опеки и попечительства или в комиссию по делам несовершеннолетних или просто к участковому того района, где проживает ребенок. Они обязаны проверить семью и принять необходимые меры.

Правда всегда, когда возникает вопрос о том, что родители должны быть лишены родительских прав, перед взрослыми встает дилемма. С одной стороны, с такими родителями жить нельзя, а с другой стороны – приют не лучшее место для ребенка. Чаще всего на выручку приходят родственники: бабушки, дедушки, тети, дяди… Но пока в нашей стране нет адекватных способов «перевоспитания» таких родителей, их не могут направить на специальную терапию или предложить другой альтернативный способ решения проблемы. Государство выполняет пока охранную и карающую функцию, но не воспитывающую, как во многих западных странах. И поэтому взрослые каждый раз пытаются «взвесить», что же страшнее для ребенка: жить в ситуации насилия, но с родителями или их лишиться и жить в безопасном приюте?…

  • Хочется так же добавить, что и сам ребенок может отстаивать свое право на жизнь без насилия, обративший в любую из перечисленных инстанций или к любому взрослому, которому он доверяет и заинтересованному в его судьбе. Заявление ребенка соответствующие органы так же обязаны принять и начать проверку. В практике кризисного центра «Верба» были такие случаи и эти подростки при поддержке юристов и психологов центра смогли достойно выйти из этой ситуации и отстоять свои права.

История с мальчиком Сашей закончилась на тот момент благополучно. Психологам центра удалось достучаться до маминого сердца и она по крайней мере задумалась о последствиях своих «воспитательных» действий и начала работу над собой. Можно сказать, что Саше повезло, что рядом оказались люди, неравнодушные к его судьбе.

А сколько еще таких Саш в каждом дворе, детском садике, школе? Повезет ли им – зависит от нас с Вами!

«Только гнев и страх заставляют применять насилие» Ф. Бэкон.

Наталья Пальчик, директор кризисного центра «Верба»